Алена Мирная об афророссиянах: экзотичны и пластичны, самобытны и музыкальны

 

Московский концерт нигерийского певца Девидсона, прошедший в столичном клубе «Алиби», собрал прямо-таки интернациональную тусовку. Динамичному афробиту внимали россияне, испанцы, мексиканцы, итальянцы, китайцы – куда ж без них? Были даже гости из Казахстана. Ну и, конечно же, не обошлось без земляков Девидсона.  В общем, было весело.

Девидсон сотрудничает с московским продюсерским центром Алены Мирной. С Аленой нашему корреспонденту удалось в перерыве поболтать накоротке:

— Алена, почему такой географически-возрастной разброс ваших артистов: вы работаете с бабушками, детьми,  и африканцами? Молодых российских артистов мало?

— Наоборот, слишком много. Полно желающих – бесталанных, серых, однотипных – сходу покорить подмостки шоу-бизнеса, мигом заработать славу и большие деньги.

 

Поэтому все просто: бабушки занимаются творчеством, поют и танцуют только потому, что им это по-настоящему нравится, они этим живут. Дети – пластилин, из которого при правильном подходе можно «слепить» что-то стоящее, увидеть вовремя и развить главные качества и данные. А афророссияне – я их так называю…  С ними интересно. Они музыкальны, пластичны, экзотичны, самобытны. Классно поют и танцуют, привносят в музыку что-то свое, неуловимо-привлекательное, бесшабашное, и в то же время тоскливо-щемящее. У них всегда есть слушатели, поклонники. При этом они не капризничают и всегда готовы работать на полную отдачу.

 

 

 

 

Новое имя столицы Казахстана – простор для творчества

Переименование Астаны в Нурсултана даст ощутимый толчок многим казахстанским бизнесам. Учебники и уличные таблички, логотипы и витрины, атласы и карты, паспорта и свидетельства о рождении, названия учреждений, ведомств и должностей… Все придется менять.

Трудно даже представить, сколько денег будет потрачено на исполнение инициативы нового президента, которую парламент рассмотрел сразу в двух чтениях и утвердил в течение двух часов вместе с внесением поправок в Конституцию страны.

Зато ликует творческая интеллигенция, авторы исполнители и музыканты всех мастей. За двадцать лет существования Астаны было написано, спето и исполнено 927 (данные из интернета) различных композиций, песен и просто музыкальных произведений о столице!

Об Астане пели и российские исполнители, среди которых Вилли Токарев, Сосо Павлиашвили, Евгений Шахрай, Елка, ДДТ, о ней пел украинский Иван Дорн и даже франкоязычная Лара Фабиан.

В общем, слушать – не переслушать, никакого музыкального марафона не хватит. И вдруг бах! Песни перестали быть актуальными. Как показывает практика, например, с Алма-Атой, хороших песен о которой тоже было предостаточно, петь их в свое время почти разом перестали.

Короче, казахстанскому шоу-бизнесу работы прибавилось: срочно нужно пополнять репертуар.  А то, прямо, творческий застой наблюдался: «Моя Астана», «От Астаны до Алматы» и наоборот, или совсем незатейливо – «Астана».

Одним словом, образовался простор для полета творческой мысли и рифмы: братан, стакан, чистоган, чемодан, караван, Магадан… Ну, и т. д.

Певец Девидсон из Нигерии поддержал рэппера Хаски

32-летний певец из Нигерии Девидсон (David Dietaruvwe), узнав о том, что российскому рэпперу Хаски (Дмитрий Кузнецов) запретили в судебном порядке исполнять несколько песен и постановили удалить их из соцсетей, был сильно удивлен происходящим и, по его словам, даже шокирован.

«Мне приходится следить за музыкальными событиями, успехами коллег, нужно быть в тренде. Поэтому я в курсе того, что происходит вокруг русского рэпа. Это, как минимум, странно», — рассказал певец.

Исполнитель считает, что искусство и творчество не может кем-то регулироваться, а тем более, запрещаться. «Оценка деятельности будь то певца, поэта, литератора или художника может осуществляться только зрителями, поклонниками, почитателями или фанатами, — уверен певец.  – Ни одна творческая личность не состоится, если результат ее труда никому не будет интересен».

Искренность, сопереживание, личное отношение к происходящему вокруг, отсутствие равнодушия – вот залог успеха любого творческого человека. И когда он говорит, пишет или поет о том, что чувствует, пропускает это через себя – всегда возникнет интерес к его работе.

«У Хаски миллионная аудитория, — констатирует Девидсон. – Его слушают, его песен ждут. Не значит ли это, что то, о чем и как он поет, близко и понятно этим миллионам»?

«А потом, насколько я знаю, — продолжает исполнитель, — в России в разные времена запрещали творчество многих людей – поэтов, певцов, писателей. Это приводило лишь к личностным трагедиям, но не уменьшало востребованности их творчества».

Девидсон неплохо знает русскую историю, ведь живет в России уже семь лет. Он приехал сюда по рекомендации друга-студента, который рассказывал певцу много хорошего о стране. О ее красоте, немыслимых просторах, замечательных девушках и широте русской души… И еще о том, что в России любят, понимают и слушают музыку – качественную, красивую и, главное, — разную.

Девидсон занимался творчеством в Нигерии. Учился в музыкальной школе, писал музыку и тексты, создал студию звукозаписи (в которой до сих пор записывает свои работы). У него уже 9 синглов на английском и нигерийском языках в стиле «афробит».

Конечно, были сомнения перед поездкой. Но… Концерты в Москве, Санкт-Петербурге, Чебоксарах и других городах России показали, что африканская музыка здесь востребована. В общем, Девидсон приехал в Россию поработать, а остался жить.

Девидсон сам работает над своим сценическим образом, сам продолжает сочинять музыку и тексты. Единственное, без чего в России (все же другая страна) певец нет обошелся, так от необходимости продюсирования. Он сотрудничает с московским продюсерским центром Алены Мирной.

Его темы — любовь, дружба, взаимоотношения людей, которые не зависят от возраста, национальности и социального статуса. Все люди радуются и грустят, смеются и плачут, любят и ненавидят, обижаются и прощают, отдыхают и танцуют, слушают музыку. Об этом и поет Девидсон из Нигерии.

 

 

Гульнару Каримову отправили в колонию

О Гульнаре Каримовой – дочери первого президента Узбекистана, после смерти ее отца было известно мало. Больше ходило слухов. Мол, ушла в оппозицию, тратит отцовские миллиарды, живет за границей. Кто-то говорил, что ее вообще убили…

Но все оказалось гораздо прозаичней. В 2013 году против нее было возбуждено уголовное дело. Гульнару обвиняли в коррупции.  Приговор дочери бывшего узбекского лидера был вынесен в августе 2015 года. В результате ее приговорили к пятилетнему сроку за «мошенничество, сокрытие иностранной валюты, нарушение таможенного законодательства, нарушение правил торговли или оказания услуг, подделку документов и легализации доходов, полученных преступным путем.  Гульнара отбывала наказание по месту жительства ее дочери Иман Каримовой – находилась под домашним арестом.

И вот генеральная прокуратура Узбекистана сообщила, что госпожа Каримова систематически нарушала установленные судом обязательства, в частности, «неоднократно использовала средства связи и активно препятствовала возмещению нанесенного ею ущерба». В связи со злостным нарушением порядка, Яшнабадским районным судом принято определение о замене наказания осужденной Г. Каримовой на лишение свободы с отбыванием оставшегося срока в колонии общего режима в соответствии с уголовно-исполнительным законодательством.

Так что, если ничего не изменится, Гульнаре Каримовой придется провести в колонии еще больше года.

 

Актеру Талгату Нигматулину 5 марта исполнилось бы 70

Считается, что Талгат Нигматулин родился в 1949 году в городе Кызыл-Кыя Ошской области Киргизской ССР. Однако сам он рассказывал, что родился в Ташкенте.

Талгат Нигматулин – известный российский киноактер, каратист, кумир молодежи 1980-х. С детства он мечтал стать кинорежиссером. Сразу после школы Талгат поехал в Москву поступать во ВГИК. Но туда его приняли не сразу. После первой неудачи Талгат не захотел уезжать из Москвы и поступил в училище циркового и эстрадного искусства.

Вскоре его заметили на «Мосфильме», предложив в 1967 году роль белогвардейского офицера в фильме «Баллада о комиссаре».

Как это часто бывает, роль «злодея» приклеилась к актеру. Это во многом повлияло на его дальнейшее творческое амплуа. Он снялся в 23 лентах, из которых наиболее известными стали «Пираты XX века», «Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна» и «Волчья яма».

Но мало кто знает, что Талгат писал рассказы и стихи. Всё свободное время он проводил дома и писал. В Ташкенте были опубликованы некоторые рассказы Нигматулина и даже готовилась к изданию первая книга прозы. Именно он является автором слов известной песни «Русские берёзы».

В начале 1980 года Талгат Нигматулин вступил в секту, во главе которой стояли уроженец города Фрунзе (ныне Бишкек) Абай Борубаев и народный «целитель» из каракалпакской столицы Нукуса, экстрасенс Мирза Кымбатбаев. Сектанты исповедовали учение под названием «Четвёртый путь», бывшее смесью дзен-буддизма и эзотерики.

В начале февраля 1985 года в «школе» Мирзы и Абая произошёл раскол: несколько учеников из Вильнюса решили порвать отношения с сектой. Для выяснения обстановки на место выехал сам Абай. Он взял с собой Нигматулина, чтобы тот «выколотил» деньги из непокорных, но Талгат отказался участвовать в рэкете, за что поплатился жизнью.

В ночь с 10 на 11 февраля 1985 года в центре Вильнюса в квартире художника А. Калинаускаса пятеро «целителей» с особой жестокостью избивали руками и ногами не сопротивлявшегося актёра (мастера единоборств!) до тех пор, пока к полудню 11 февраля 1985 года не наступила смерть от несовместимых с жизнью повреждений внутренних органов.

Тело Талгата нашли в ванной, на нём было обнаружено 119 травм. Поскольку тело было сильно изуродовано, жена Венера приняла решение его кремировать.

Процедуру кремации провели в Каунасе. Прах Талгата Нигматулина захоронили в Ташкенте на кладбище «Чилонзор Ота». Существует версия, согласно которой незадолго до смерти Талгат крестился и принял православие, однако на надгробном памятнике актёра изображены мусульманские символы в виде звезды и полумесяца.

 

 

 

 

Эвона, как! Шнур стал советником по культуре в Госдуме

 

Лидер музыкальной группы «Ленинград» Сергей Шнуров стал членом общественного совета при комитете Госдумы по культуре. Вместе с ним «советниками» определены митрополит Тихон, писатель Евгений Водолазкин и артист Эдгард Запашный. О событии сообщила глава комитета по культуре Елена Ямпольская.

«Еще больше независимо мыслящих людей, еще больше смелых, оригинальных суждений о жизни и культуре», — заявила она и призналась, что ей интересно творчество Шнурова. Председатель комитета добавила, что рассчитывает увидеть всех членов совета 22 марта на парламентских слушаниях нового закона о культуре.

Почему бы и нет? Песни Шнурова всегда отличались высокой культурой речи, призывами к здоровому образу жизни и любовью к Москве и москвичам. Он однозначно доходчиво может объяснить коллегам суть любой проблемы. Простым, доступным и, главное, привычным языком.